Рубрика
< Статьи

Впервые в Китае. Нихао!

Тревел Просмотров: 4873

Размер шрифта: aaaa Автор: Planetpics

Текст и фото: 艾琳娜日丹诺夫 

Китай открылся передо мной в удивительных красках и превзошел мои ожидания. Уже давно позади неделя, проведенная в Китае, что-то забыто, но есть вещи, которые останутся со мной навсегда. Что нужно народу? Хлеба и зрелищ. Я не исключение, и рассказ о Китае начну именно с этого.

Китайская еда в стиле 3D — delicious, dangerous and decorative.

Еда в Пекине — вкусно, вкусно, вкусно! Максимальное впечатление произвели два блюда. Утка по-пекински принципиально отличалась от съеденной когда-то в мюнхенском ресторане — там подавали солидное количество мясистых кусков. В Пекине три повара при нас виртуозно нарезали жареных уточек тонкими слайсами, обычно их выходит 80 или даже 100. Для приготовления этого блюда используются специально откормленные белые утки пекинской породы. Жарят их сорок минут, кожа получается красновато оттенка, а мясо сочным и не очень жирным. Утку едят, обмакивая в соевый соус и заворачивая рулончиком в тонкие пресные рисовые блинчики вместе с нарезанными соломкой огурцом и луком. Официанты виртуозно скручивают рулетики палочками, а для простых смертных прекрасно подходит старое правило «дичь можно есть руками».

Еще один шедевр — рыба-хризантема, или карп в карамельном соусе. Ну что сказать — слаб современный язык для выражения всей грациозности моих мыслей (с). Итак, берут крупного карпа, очищают от чешуи, удаляют внутренности и кости, филе держится на хвосте рыбы, и в нем делают надрезы. Дальше используется одно из ноу-хау китайских поваров — приподняв рыбу за хвост, вывернув ее кожей вовнутрь, ею трясут, чтобы надрезанные части филе отошли от костей. Затем ее обваливают в крахмале, жарят во фритюре, она получается золотистого цвета, подключается карамельный соус, и в итоге на здоровом блюде лежит хрустящее карамельное рыбное чудо.

Так как Пекин веками был столицей Китая, на его кухню оказывали влияние кулинарные традиции всей страны. Блюд подают огромное количество, все они привлекательны на вид и изумительны на вкус. Вкусно было все! Пришла в голову мысль, что в Пекин можно устраивать чисто гастрономические туры. Я бы поехала!

Кухня провинции Хунань отличается от пекинской. Для меня — совсем не в лучшую сторону. Здесь все серьезно: не хризантемы с  карамелькой, а перец. Климат здесь очень влажный, народ часто болеет, а перец поднимает аппетит, прогоняет влагу  в душное лето и холод в промозглую зиму, поэтому кухня здесь острая и ароматная. Хунаньские блюда отличаются пряным и кислым вкусом и насыщенной цветовой гаммой.

Хунаньская кухня — одна из восьми региональных кухонь Китая. Основные способы приготовление пищи — варение, жарка, запекание в горшке, тушение и копчение. В приготовлении кушаний часто используется красный перец чили, лук шалот и чеснок. Одна из отличительных особенностей кухни Хунани — сезонная смена меню. В жаркое и влажное лето принятие пищи начинается с холодных закусок, приправленных чили, что открывает поры и удерживает прохладу. Зимой предлагается горячий горшочек, который согревает кровь.

Истории хунаньской кухни уже не одно столетие, в ее меню входит более четырех тысяч блюд, триста из которых очень популярны, например, копченая свинина с длинными зелеными бобами или курица с острым соусом Сычуань. Известно, что любимым блюдом Мао Цзэдуна была красная свинина по-хунаньски, приготовленная в смеси чили, сахара, соевого соуса и приправ. Ее готовили по специфической местной технике медленного вываривания мяса в пряном бульоне и подавали с чашкой пресного риса. Мао приписывали слова: «Кто не есть красный перец — тот не революционер». Председатель Мао может быть спокоен — дело его живет, и в Хунани, судя по еде, революционеры все.

Для гостей провинции, из тех, кто не хочет быть революционером, вывод неутешительный — безопасного цвета в еде нет. Ясно, что нельзя есть красное или еду с кусочками красного. Палочки радостно тянутся к чему-то ярко-зеленому, которое на вкус оказывается еще более жгучим, чем красное. С  опаской откусываю от оранжевого кусочка, похожего на тыкву — ммм… пожалуй, нет, тыква тоже революционная. Что-то бледно-розовое с сероватым отливом доверия не внушает сразу. Блюдо, похожее на пасту, оказывается острой капустой. Ура — вижу мисочку  с  невинными белыми кусочками, наверняка это милая дынька-колхозница…тьфу! Это  маринованная редька, которая ядреней любого хрена.

Что точно можно есть — рис. Белый, простой. Еще мини-буханочки из рисовой муки, совсем безвкусные, но — еда! Один раз к ним подали блюдечко со сгущенкой — о, как я понимаю Винни-Пуха! Приятный сюрприз — один из супов, с трогательными детскими фрикадельками, кусочками вареной груши и чем-то оранжевым. Тут мнения разделились: эстеты принципиально отказались его есть, потому что «наши люди манго в супе не едят», а я приняла оранжевые кусочки за тыкву и была просто благодарна за то, что в этот раз обошлось без чили. И было это снова delicious. Что еще можно есть в Хунани — это то, что похоже на очень большую печеную красную фасоль, которая на самом деле оказывается очень маленькой сладкой картошкой. Да, и рисовая водка тоже с перцем. А вот чай — нет, он просто с какой-то травой, и пьют его с начала и до конца трапезы. Пиво из бутылок и холодное, вино одна бутылка на всех. Гамбей! Пей до дна!


От сервировки стола голова идет буквально кругом. В середине большой крутящийся стеклянный диск, который заставляется супницами, блюдами, тарелками и мисочками с едой. Вся еда выставляется практически сразу. Начинается трапеза с зеленого чая, им же она и кончается, а вот суп принято есть как промежуточное блюдо или в самом конце. Китайские супы легкие и прозрачные, они помогают очистить вкус между блюдами. Специй на столе нет — повар сам знает, сколько их надо положить в каждое блюдо.

Стеклянный диск крутится, и любое блюдо оказывается в пределах досягаемости. Все яркое, красочное и необычное. Индивидуальная сервировка включает горячую влажную махровую салфетку, которой можно протереть руки, тарелку с блюдечком, пиалу с фарфоровой ложкой, блюдечко для соуса, палочки и пару бокалов и стаканчиков. Иногда ложки не фарфоровые, а парадные золотые, похожие на черпачки. Иногда подают вилку и нож. В Хунани, когда вилки не было, даже не заботилась ее просить. Малочисленные для меня съедобные кусочки можно было вытащить и палочками. Злые люди говорили, что в провинции Хунань едят вяленых кошек, но это неправда!

Культурный шок — а где мое печенье счстья!? Оказывается, в Китае нам их не видать: «fortune cookie» американское изобретение, часть китайско — американской культуры. Придумала их японская семья из Сан-Франциско, а китайцы максимально использовали потенциал печенек  с предсказанием судьбы внутри, превратив их в бренд китайских ресторанов.

О стереотипах в еде. На внутреннем рейсе подали на завтрак рисовую кашу. Пресная, правда, совсем, и на воде. Тем не менее, вспомнив  детсадовско-пионерское детство, не удивилась, а подумала: «Какие милые китайцы, какую трогательную кашку подали на завтрак, и такую трогательную к ней  круглую пластмассовую ложечку, мимими». Как оказалось, все было совсем не так. Когда я в последний раз облизала свою ложечку, то увидела, как соседи достают из ланч-бокса какой-то пакетик, вытаскивают из него что-то болотного цвета, острое даже с виду, размешивают с кашкой и едят нормально вилкой. Фейспалм!

Теперь о зрелищах. 

В западной Хунани, в районе Улинъюань, живет народ туцзя. Это древняя национальность Китая. У туцзя распространены культ предков и политеизм. Как и у каждого древнего народа, у них есть свои секреты.

Секрет 1. Девушка должна уметь плакать. И ее специально учат, лет с десяти, плакать и петь песни. Пора плакать по настоящему и показать, хорошо ли ты училась, приходит на свадьбе и за пару недель до нее. Если девушка плачет на свадьбе, значит, у нее доброе сердце и глубокая любовь к родителям. Ей грустно с ними расставаться и перебираться в дом мужа. Район здесь горный, доехать до родителей трудно, кто знает, когда еще доведется свидеться. Поэтому на свадьбе девушки плачут и поют, плачут и поют. Своими песнями и слезами они благодарят родителей за то, что те вырастили их, а также своих  сестер и братьев за хорошее время, проведенное вместе.

Секрет 2. Ходячие  мертвецы. В Хунани народ жил бедный и ходил пешком. Но храбрый, и поэтому император набирал солдат из этого района. Некоторые граждане уезжали в другие места на заработки. Бывало, и солдаты, и трудовые мигранты гибли в чужих краях. По традиции мертвых надо было хоронить на родине, поближе к мощам предков и родне, поэтому профессия «гонителя мертвых» была актуальной. Они  заклинали трупы, и умершие сами возвращались домой. Представителем такой профессии мог стать только парень, высокий и обязательно некрасивый, чтобы демоны его боялись. Магические обряды совершались по ночам. Секреты мастерства не стали популярным знанием, представители этой профессии умели хранить секреты. Однако, все мы знаем, что секрет воскрешения мертвых не принадлежит эксклюзивно Китаю. Бывало, индейцы в Америке на своих древних кладбищах домашних животных также занимались этим.

Секрет  3. Предостережение  всем мужьям. Лично я всегда считала, что мужчинам перед свадьбой в обязательном порядке надо показывать фильм «Роковое влечение» с Гленн Клоуз. Теперь к must do прибавилось знакомство с милым народным обычаем народа туцзя. Собирается муж в командировку в другой район. «Долго ли ты будешь в отъезде, дарлинг?» — спрашивает жена. «Года два» — отвечает муж. К гадалке не ходи, ясно, что у мужа при таком раскладе не одна работа на уме. Тогда жена готовит вкусный обед, красиво его подает и добавляет яд, полученный из ядовитых пауков и сороконожек, который действует как раз два года. Спасти его от этого яда может только жена. Если он не возвращается, то сам виноват, а если заскучал, понял, что был неправ и приезжает пораньше, то его встречает любящая жена, вкусный красивый обед и противоядие, а поскольку местная пища по остроте тянет не только на пять, но и на все десять звездочек, то в еде можно спрятать все, что угодно.

Китайские мужчины не могут оставаться в неведении относительно нравов своих соотечественниц и держат нос по ветру. Ведь, как говорится, предупрежден - значит вооружен. Например в городе Лоян, по рассказам побывавших там туристов,  в их гостинице между ванной и комнатой была стеклянная стена. Это делается специально, для того, чтобы мужчина, принимая душ, мог мониторить находящуюся в комнате спутницу на предмет применения местного аналога клофелина)).

Эти интригующие народные  обычаи отражены в шоу «Романтический западный Хунань». Люди здесь горячие, храбрые, сильные, с хорошим воображением. Они не могут жить без страсти и огня. Счастье — их инстинкт, тайна — главная черта, страсть — духовное богатство. Красочное шоу полно экшен, музыки, цвета и восторженно воспринимается зрителями.

Прекрасный природный пейзаж Чжанцзяцзе стал сценой для другого шоу — потрясающей любовной  драмы. На сцене, встроенной в природный горный ландшафт, разворачивается «История любви дровосека и волшебницы - лисы», основанная  на  древней местной легенде, сохраняемой в народе уже тысячу лет. Постановка стоила около 20 млн долларов, в ней принимает участие около 500 артистов, и the show must go on в любую погоду — наше было под проливным дождем. К счастью, дорогих гостей посадили под навесом, другие зрители сидели под зонтиками, а артисты мужественно пели и танцевали по щиколотку в воде.

Много лет назад жила в этих краях белая лисица и превратилась она в прекрасную девушку. Император хочет взять ее в жены, хотя она его не любит. Появляется охотник, спасает ее, начинается лав стори, сопровождающаяся красочными бытовыми сценами, народной музыкой, световыми эффектами и магией. В потрясающем финале края разрушенного  моста, на котором стоят лесоруб и волшебница-лиса сближаются, влюбленные соединяются, превращаются в звездочки, мерцают и остаются вместе навсегда.

Лисички (ху цзин), которые совсем не сестрички, — известный элемент китайского фольклора. По представлениям китайцев, лисицу манит к человеку жизненная энергия. Идеальный  для нее вариант, если она, превратившись в женщину, найдет себе жениха и выйдет за него замуж. Жизненная энергия мужчины будет передаваться лисице во время любовный утех, а его самого ждет скорая смерть, после которой он превратится в злобного духа, скитающегося среди людей, пока не истечет его срок, записанный в книге жизней.

Мда… какой-то опасной вырисовывается жизнь для доверчивых мужчин в Китае.

(продолжение следует)

Большое спасибо Дипломатическому Представительству Государственного Управления по делам туризма КНР и Управлению по делам туризма провинции Хунань за организацию этой поездки и возможность познакомиться с нашим великим соседом.

Еще материалы Planetpics о Китае:

  

    

c Комментарии Facebook Вконтакте

Смотрите также:

Лесные грибы

По России, 2010 Planetpics

Древняя Сирия: 10 обязательных к посещению мест

Сирия - колыбель мира, 2011 А. Жданов

Зима в Карелии

По России, 2010 А. Каменев
Facebook x